Любые реформаторские шаги в сегодняшней Венесуэле вызывают ожесточенную критику оппозиции внутри страны и недругов за рубежом. Вот и этот закон был встречен с хорошо отрепетированным негодованием и скоординированными акциями протеста. Каковы причины, побудившие президента Чавеса заняться реформой венесуэльских спецслужб. В ноябре 2006 года по указанию Дж. Буша в ЦРУ было создано подразделение для координации разведывательно-подрывной работы против Венесуэлы и Кубы. Шефом новой структуры был назначен ветеран ЦРУ Норман А. В ходе слушаний в Комитете по делам разведки палаты представителей конгресса в январе 2007 года Джон Негропонте, глава Комитета национальной безопасности США, которое координирует работу всех шестнадцати специальных служб, и шеф ЦРУ Майкл В. Венесуэльский лидер ранее не раз указывал на недостаточную эффективность национальных спецслужб, необходимость их модернизации, кадровое обновление, расширение масштабов оперативной работы, особенно по тем центрам за рубежом, в которых планируются и готовятся подрывные операции против боливарианского правительства. Разоблачение в 2008 году группы офицеров ВМФ Венесуэлы, которые снабжали конфиденциальной информацией сотрудника военного атгашата США, - только эпизод грандиозного противоборства, в котором все преимущества находятся на стороне американцев. Технология тотального шпионажа информационной войны используется ими по максимуму. Тщательно изучается законность финансовых операций руководящих чавистов, ведь коррупционеры - заманчивая категория лиц для вербовочных комбинаций. Чавес не оставил без внимания выступления против Закона о разведке и контрразведке и распорядился приостановить его действия. Он, в частности, обещал изменить 16-ю и 20-ю статьи, которые более всего подверглись критике со стороны оппозиции, не без основания посчитавшей, что эти статьи не признают презумпцию невиновности и обязывают жителей страны шпионить друг за другом. Впрочем, президенту известно о кознях империи. Достаточно купить крылышки для костюма бабочки об информации, поступающей от дружественной кубинской разведки. Даже внутри разведывательных служб Соединённых Штатов у нас есть люди, которые нас предупреждают и уведомляют. Чавес не раз утверждал, что хорошо осведомлён о деятельности американских агентов в Венесуэле, вплоть до того, что происходит за стенами посольства США в Каракасе. В устах представителя Соединённых Штатов, нарушающих во имя интересов национальной безопасности Венскую и все другие конвенции и соглашения, этот критический выпад прозвучал по меньшей мере цинично. Красноречивый пример - Патриотический акт, который был принят в США после террористической (полностью не проясненной) атаки на нью-йоркский Торговый центр 11 сентября 2001 года. Позволялось их содержание под стражей в течение неограниченного купи крылышки для костюма бабочки без допуска адвоката. Ещё несколько лет назад в ходе избирательных кампаний он смело углублялся в толпу людей на открытом грузовике, переоборудованном в трибуну. Президент любил выступать, имея слушателей в непосредственной близости от себя, чтобы видеть их реакцию, слышать голоса, задать кому-то вопрос или обменяться с кем-то репликами. Эти счастливые дни остались в прошлом. Приглашённые на неё гости сидят на заметном отдалении от ведущего программу Чавеса. Эти меры вызывают насмешки политических оппонентов президента: он не доверяет самым близким соратникам. Иногда Чавес начинает бунтовать против диктата охраны. Вполне возможно, что это на самом деле так. Но, возможно, и нет. Чавесу почему-то купивши крылышки для костюма бабочки поведать о себе в духе восточных сказок. Не такие ли истории о справедливых и любящих народ правителях когда-то рассказывала маленькому Уго бабушка Роса Инес. Нанси Кольменарес, первая жена Чавеса, купила крылышки для костюма бабочки домоседкой и упорно избегала журналистов до и после развода. Никаких расспросов о Чавесе их прежней семейной жизни. Её отношения с Уго не прерывались никогда: их прочно связывали дети, вопросы материальной поддержки и обеспечения безопасности семьи. Некоторое время Нанси работала на незаметной административной должности в муниципалитете Баринаса, не претендуя на что-то большее. Когда её стали преследовать разного рода просители и ходатаи, она оставила работу.